На сельской орбите

САМОНАСТРОЙ

Все здравствуйте.

То ли осень. То ли цены. То ли вирус. Может, всего понемногу, но настроение серое. А психологи советуют; в любой ситуации, в любом событии ищи плюсы, ищи что-то хорошее. Думай, что это все тебе во благо.

 В телевизоре никакой пользы не нашел, как ни пытался. Это хорошо: зрение сберегу. Решил прогуляться. Только из дома выходить, дождь нудный противный осенний зарядил. Это хорошо: к будущему урожаю. Но придется теперь в сапогах идти. Снимаю их с летней консервации. Один оказывается дырявым. Моль, наверное. Это хорошо; пойду новые куплю, а то эта черная пара еще Советский Союз помнит.

В магазине новости. Если вчера без маски и перчаток в общественные места не пускали, то теперь без прививки ты – враг народа. Ну и хорошо, что в магазин не пустили: деньги целее будут.

Но пришлось ширнуться. Вынудили. После прививки поднялась температура, правая рука плохо слушается. Ломота во всем теле, будто с медведем боролся. Словом, очень хреново себя чувствую. Но это хорошо; помру, государство на моей пенсии сэкономит.

Пока все. Всем жизни, а не выживания.

ОПЯТЬ ИНФЛЯЦИЯ

Все здравствуйте. Философы давно человечество предупредили: «Многие знания – многие печали». Народная мудрость вторит им: « Меньше знаешь – крепче спишь», «Много будешь знать – скоро состаришься». Может, оно и так. Но хочется все-таки хоть что-то узнать, в чем-то разобраться. Конкретная тема: цены на топливо, так называемые энергоносители. Уже страшно мимо заправки проезжать. Самый ходовой бензин, АИ-92, в начале марта на Башнефти стоил 43руб.35 коп. Опять же, после недавнего повышения на 30 копеек. Теперь он стоит 43руб.65коп. Снова почему-то ровно на столько подорожал. И если раньше перед скачком цен чиновники через СМИ хоть как-то пытались объяснить причину инфляции, то теперь молча, без предупреждения такие сюрпризы. Работники АЗС тоже не в курсе. Их дело маленькое: выполнять указания. «Не нравится – пиши заявление», – самый любимый ответ начальников всех мастей на любой вопрос.

Интересно, за границей, взять ту же «любимую» Америку, тоже так с народом и ценами экспериментируют? Кто знает, может, поделитесь в комментариях.

Пока все. Всем жизни, а не выживания.

ПОЛОВИНКА МАРТА

Все здравствуйте. Помните песню «У природы нет плохой погоды»? Интересно, в каких условиях – обстоятельствах она написана. Где-нибудь у горящего камина или в уютном кабинете. А когда на календаре середина марта, на градуснике по утрам минут тридцать и ты в поле, хочется с автором поспорить. Конечно, с житейской точки зрения, не философской. Наблюдая за природой в начале нынешней весны, ощущая капризы погоды на себе, у нас сложилось следующее впечатление за данный промежуток времени:

Уже восьмое пережили,

Нормализован будней график,

В отчете: зиму проводили,

А холодов не кончен трафик.

Тревожит тяжесть небосвода,

Ведь снова непогодье будет,

Свои у марта хороводы,

В небесном офисе бастуют?

Пока все. Всем жизни, а не выживания.

Февраль с лопатой

Все здравствуйте. С началом весны вас. Наконец-то перезимовали. Теперь три белых месяца придут – вернутся нескоро. Нет-нет, да вспомнятся они то как зимняя сказка, то проверкой на прочность. В частности, февраль дал жару. Чуть не завалил, не заморозил. Но даже по нему будем немножко ностальгировать. За его выкрутасы мы ему рифму сочинили:

Последний коротыш зимы

Менять рельефы был мастак,

Из беспросветной кутерьмы

Без помощи порой никак.

И старожилы не припомнят

Таких февральских похождений,

То солнце, то метели омут,

От МЧС предупрежденье.

Он со вчерашнего в исторьи,

Повеселился вдоволь, хватит,

Поутру выйдешь на подворье,

Сугробов о-го-го лопатить.

Пока все. Всем жизни, а не выживания.

Метель, или КАК-НИБУДЬ

Все здравствуйте. Честное слово, иногда грудь от гордости распирает, что на работе такой незаменимый. Без моего пикапа страна без нефти останется. В лучшем случае, падение добычи.

И никого в кабинетах не волнует ни погода, ни отсутствие дорог. КАК-НИБУДЬ надо. На скважину ты должен попасть, точнее, привезти исследователя, любой ценой.

Конкретный пример. Дело было перед новым годом. Уже ночью мести начало, но в семь утра еще смогли со скважины выехать, чтобы исследователи поменялись. А часа через три проехать на нее уже никак. «Верхи» предложили буксиром утащить наш УАЗ «на точку». Ага, нашли вагончик. «Егорке» снежные заносы тоже не под силу оказались. Думают дальше. Решили. В ночь «десант» нефтяников (ЭЦНщик, исследователь, оператор по добыче) поехали на танкетке на первую Майскую. Она, танкетка, на гусеницах, по снегу идет, только заплутали. Куда надо не доехали: ночь, метель. С трудом обратно дорогу нашли. Все-таки под утро, часа в четыре-пять, с другой стороны, на другом «Егере», где копали, где толкали, кое-как добрались до этой скважины.

Это начальников любимое – «как-нибудь». Метет, дорог нет, бульдозер неизвестно где, но вы как-нибудь давайте. Конечно, в кабинетах погода всегда блоприятствует.

Уже в этом году пришлось  двое суток на другой скважине «загорать». Замело. Исследователи на танкетке уезжали-приезжали. И то не за ними ГТС-ка приходила. За пробами. Пришлось их там провожать-встречать. Машину же не бросишь.

Вывод напрашивается, само собой, печальный: люди в таком деле, как нефтедобыча – мелочь, разменная монета. Главное – черное золото.

Реакция следующая:

Торнадо там спустили вновь с цепи,

А мы ползем, гребем, висим на брюхе,

Блуждаем в темной снежной заперти,

Совсем недалеко с косой старуха.

В метре от себя не видит глаз,

В метели проще речки утонуть,

МЧС им тоже не указ,

На скважине быть надо как-нибудь.

Пока все. Всем жизни, а не выживания.