На сельской орбите

Блог

НАТИКАЛО

Все здравствуйте.

Дожили. Не знай: радоваться или печалиться, плясать или начинать задумываться о бренности бытия. На днях друг встретил свою пятьдесят пятую весну. Друг из тех немногих, настоящих, кому можно не звонить неделю, месяц, три. И не будет у него претензий за молчание. Но если вдруг что-то прижмет – приспичит, он всегда рядом. Словом, друг из детства.

Вместе начинали лазать по деревьям, учились курить, что-то изобретали, немножко каскадерили,

были тимуровцами. Вместе на его проводах в Армию попробовали вино. После службы немного отдалились. По семейным обстоятельствам. Сейчас всегда на связи.

Вот так, в десяток строк бОльшая часть жизни уместилась. Можно, конечно, на несколько романов растянуть детство, отрочество, юность, молодость, расцвет сил, зрелость. Смысл? Лишний раз поогорчаться, что с другими девчонками подружить не успел? Покусать локти, что не использовал иные шансы и возможности, если они были? Не стоит искать вчерашний день. Что было, то его.

Однако, все равно такие цифры как-то напрягают, пусть и красивые. Неожиданно как-то, больно быстро они натикали. А в душе-то все те же 18 – 20. И хочется еще чего-то нештатного, не серобудничного. Прогнозируешь, какую оценку твоему «приколу» даст строгий родительский голос, НО… Слышишь тонкий расстроенный голосок:

 – Дед, у меня игрушка сломалась. Сделаешь?

Пожелания? Давай, друг, еще хотя бы девять раз по пять прибавь к своему счетчику. И чтобы у тебя оставалось и силы, и здравого ума, и трезвой памяти, чтобы уже правнукам объяснить, что по чем в этой жизни.

Мы еще повоюем? Вопрос риторический.

Пока все. Всем жизни, а не выживания.

ОПЯТЬ ИНФЛЯЦИЯ

Все здравствуйте. Философы давно человечество предупредили: «Многие знания – многие печали». Народная мудрость вторит им: « Меньше знаешь – крепче спишь», «Много будешь знать – скоро состаришься». Может, оно и так. Но хочется все-таки хоть что-то узнать, в чем-то разобраться. Конкретная тема: цены на топливо, так называемые энергоносители. Уже страшно мимо заправки проезжать. Самый ходовой бензин, АИ-92, в начале марта на Башнефти стоил 43руб.35 коп. Опять же, после недавнего повышения на 30 копеек. Теперь он стоит 43руб.65коп. Снова почему-то ровно на столько подорожал. И если раньше перед скачком цен чиновники через СМИ хоть как-то пытались объяснить причину инфляции, то теперь молча, без предупреждения такие сюрпризы. Работники АЗС тоже не в курсе. Их дело маленькое: выполнять указания. «Не нравится – пиши заявление», – самый любимый ответ начальников всех мастей на любой вопрос.

Интересно, за границей, взять ту же «любимую» Америку, тоже так с народом и ценами экспериментируют? Кто знает, может, поделитесь в комментариях.

Пока все. Всем жизни, а не выживания.

ПОЛОВИНКА МАРТА

Все здравствуйте. Помните песню «У природы нет плохой погоды»? Интересно, в каких условиях – обстоятельствах она написана. Где-нибудь у горящего камина или в уютном кабинете. А когда на календаре середина марта, на градуснике по утрам минут тридцать и ты в поле, хочется с автором поспорить. Конечно, с житейской точки зрения, не философской. Наблюдая за природой в начале нынешней весны, ощущая капризы погоды на себе, у нас сложилось следующее впечатление за данный промежуток времени:

Уже восьмое пережили,

Нормализован будней график,

В отчете: зиму проводили,

А холодов не кончен трафик.

Тревожит тяжесть небосвода,

Ведь снова непогодье будет,

Свои у марта хороводы,

В небесном офисе бастуют?

Пока все. Всем жизни, а не выживания.

Февраль с лопатой

Все здравствуйте. С началом весны вас. Наконец-то перезимовали. Теперь три белых месяца придут – вернутся нескоро. Нет-нет, да вспомнятся они то как зимняя сказка, то проверкой на прочность. В частности, февраль дал жару. Чуть не завалил, не заморозил. Но даже по нему будем немножко ностальгировать. За его выкрутасы мы ему рифму сочинили:

Последний коротыш зимы

Менять рельефы был мастак,

Из беспросветной кутерьмы

Без помощи порой никак.

И старожилы не припомнят

Таких февральских похождений,

То солнце, то метели омут,

От МЧС предупрежденье.

Он со вчерашнего в исторьи,

Повеселился вдоволь, хватит,

Поутру выйдешь на подворье,

Сугробов о-го-го лопатить.

Пока все. Всем жизни, а не выживания.

Метель, или КАК-НИБУДЬ

Все здравствуйте. Честное слово, иногда грудь от гордости распирает, что на работе такой незаменимый. Без моего пикапа страна без нефти останется. В лучшем случае, падение добычи.

И никого в кабинетах не волнует ни погода, ни отсутствие дорог. КАК-НИБУДЬ надо. На скважину ты должен попасть, точнее, привезти исследователя, любой ценой.

Конкретный пример. Дело было перед новым годом. Уже ночью мести начало, но в семь утра еще смогли со скважины выехать, чтобы исследователи поменялись. А часа через три проехать на нее уже никак. «Верхи» предложили буксиром утащить наш УАЗ «на точку». Ага, нашли вагончик. «Егорке» снежные заносы тоже не под силу оказались. Думают дальше. Решили. В ночь «десант» нефтяников (ЭЦНщик, исследователь, оператор по добыче) поехали на танкетке на первую Майскую. Она, танкетка, на гусеницах, по снегу идет, только заплутали. Куда надо не доехали: ночь, метель. С трудом обратно дорогу нашли. Все-таки под утро, часа в четыре-пять, с другой стороны, на другом «Егере», где копали, где толкали, кое-как добрались до этой скважины.

Это начальников любимое – «как-нибудь». Метет, дорог нет, бульдозер неизвестно где, но вы как-нибудь давайте. Конечно, в кабинетах погода всегда блоприятствует.

Уже в этом году пришлось  двое суток на другой скважине «загорать». Замело. Исследователи на танкетке уезжали-приезжали. И то не за ними ГТС-ка приходила. За пробами. Пришлось их там провожать-встречать. Машину же не бросишь.

Вывод напрашивается, само собой, печальный: люди в таком деле, как нефтедобыча – мелочь, разменная монета. Главное – черное золото.

Реакция следующая:

Торнадо там спустили вновь с цепи,

А мы ползем, гребем, висим на брюхе,

Блуждаем в темной снежной заперти,

Совсем недалеко с косой старуха.

В метре от себя не видит глаз,

В метели проще речки утонуть,

МЧС им тоже не указ,

На скважине быть надо как-нибудь.

Пока все. Всем жизни, а не выживания.