На сельской орбите

Директору тепла

«В этой проклятой жизни все узнаешь. Кажется, я уже начинаю узнавать. Просто внутри все умирает, и тогда все очень легко. Живешь, не живя. Как очень многие люди почти всю жизнь. Наверное, так оно и бывает. Наверно, так оно и должно быть».
Все здравствуйте. По поводу или без, но почему-то все чаще приходит на ум именно этот «кусочек» Хемингуэя. В чем причина? Нет пока ответа.
Как-то звонок:
– Здорово, друг! Как жизнь? Как дела?…
Пулеметная очередь вопросов. С трудом вспомнил голос. В 1988-м учились вместе на помощников машиниста тепловоза. Сколько лет прошло, не забыл. Номер телефона откуда-то узнал. Сам работает в Саракташе директором теплосетей. Как-то так.
Хемингуэй незаметно на второй план. И захотелось другу тоже сюрприз сделать. Чего-чего, а слов у меня неиссякаемый запас. При встрече, думаю, обрадую.
Что наша жизнь? Езда только ТУДА,
Таков закон, печально и сурово,
Пусть хоть какие суперпоезда,
Хоть даже рулишь ты на маневровом.
По жизни ветер или банный лист?
Что надоело? А к чему привык?
Главное: стараться, машинист,
Чтоб рельсы не вели в тупик.
Встретиться не получилось. Он уже на севере где-то. Возле котлов ему не сиделось. Пришлось интернетом воспользоваться. Пусть белым медведям читает.
Пока все. Всем жизни, а не выживания.