На сельской орбите

За тебя и за меня

Все здравствуйте. Сегодня вкратце, потому что еще не все деньги на праздник потрачены, салаты не наструганы, колбасы не нарезаны.
Так вот. Жили-были дед с бабкой. Впрочем, они и поныне здравствуют. Дед всю жизнь был с «картинками», по словам бабки. Что-нибудь да выдумает. Биографию опустим, остальное как у всех. Дети выросли, разъехались. Остались они одни.
Как-то 31-го декабря неважно какого года, но относительно недавно: президенты уже царствовали, дед в зале вместе с телевизором подводил итоги уходящего года. Бабушка на кухне. Во время очередной рекламы глава семейства вышел на кухню и заявляет:
– Бабушка. Я на правах хозяина этого дома Новый год у нас отменяю.
– Что так? – спокойно спрашивает хозяйка. Ей интересно, что на этот раз взбрело деду в голову.
– Сама посуди. Давным-давно новый год справляли осенью. Это как-то можно объяснить. Новая картошечка, хлебушек из муки нового урожая. Что-то новое было. Завтра с тобой проснемся, и что? Я старый, ты не новая. «Звездюли» в телевизоре те же. Даже снег, и тот прошлогодний будет. Синоптики осадков не обещают. Помнишь, я в том году ни рюмки на Новый год. Почему? Пытался найти различия между двадцать три часа пятьдесят минут тридцать первого декабря и десять минут первого первого января.
– Нашел?
– Если бы. Ни капельки.
– И что ты предлагаешь?
– Перенести Новый год на весну. Весной утром встанешь, на яблоньке листочек новый проклюнулся. У тебя на подоконнике перчик взошел. Каждый день новая жизнь просыпается, рождается.
– А с этим что делать? Тоже на весну оставить?- бабушка показала на газовую плиту, где одновременно в трех кастрюлях что-то варилось. Встала, открыла холодильник. На нижней полке – холодец. На второй и третьей, если снизу считать, разноцветные салаты. В морозилке ждали своего часа манты.
– Ого, вот это ты увлеклась. Ну не выбрасывать же. Будем праздновать.
– Что праздновать?- усмехнулась хозяйка,- Новый год ты отменил.
– А давай праздник « за тебя и за меня» назовем и отметим. Что до сих пор живы. Что ты меня все терпишь. Что здоровье еще слава Богу.
– Опять уговорил, старый,- вроде как с горечью в голосе вздохнула бабушка.
К чему это я? Календарь у всех одинаковый. Повод-причина тоже. А вон как повернуть можно.
Пока все. Всем жизни, а не выживания.