ВЫПЬ продолжение

Все здравствуйте. С праздниками совсем забыли мы, что про молодого агронома начали вам рассказывать. Читайте дальше, как было дело.

Глава 3. ПЕРВОСЕЛЬЕ

1

« Есть анекдот хороший,

В памяти вдруг всплыл,

Там пили все как лошади,

И иностранец пил.

Он дневнику признался,

Гулял, хотя не мог,

Наутро похмелялся,

Вчера бы лучше сдох.

Такая экстремальность,

При въезде в колею,

Проставился нормально,

Пишу не во хмелю».

2

Очередной привет домой

На быстрым почерком страницах,

Постскриптум бледною строкой:

«Пока раздумал застрелиться».

Не принимайте за цензуру

( Да здравствует демократизм),

В эпистолярную культуру

Пустил росточки оптимизм.

Ну наконец-то, Слава Богу,

Читатель, скоро ты поймешь,

Желанье есть, плюс руки-ноги,

В деревне в жизнь не пропадешь.

Хоть редко тут Шанель учуешь,

Не шьют фуфайки от Версаче,

Но если землю крепко любишь,

Полюбит и тебя удача.

3

Пахнуло свежестью из сеней,

Не к месту вспомнил про чертей,

В проеме выросли три тени:

– Ну, принимают тут гостей?

Давай знакомиться, земеля,-

В двух пальцем тыча, произнес,

– Дубок, Сержант, а я Емеля,

И агроному: «Ну, принес?»

Улыбку скромную навесив,

Кивнул навязчивым знакомым:

– Сергей, фамилия Черкесов,

Прислали к вам вот агрономом.

Махнул рукой в окно, к столу,

( На нем цвели еще ромашки):

– Да, прогулялся по селу,

Не знаю, что там в полторашке.

Заметно гости оживились,

Вперед шагнули молодцы,

Их кадыки зашевелились,

На стол легли лук, огурцы,

Редиска, хлеб, яиц десяток,

Соль в спичечной коробке, сало,

На стулья плюхнулись ребятки,

( Что ж, интересное начало).

– Ну что, Сергей, давай посуду,

И за знакомство-новоселье,

Надеемся, друзьями будем,

Зови, поможем, хоть с похмелья.

Держи все ровно и в порядке,

Убей в зародыше сомненья,

В жизнь окунайся без оглядки,

Придут респект и уваженье.

Пусть это будет первый тост,

Ну, вздрогнули,- велел Емеля,

Все чокнулись, хозяин-гость

Махнул, как все, хотя несмело.

И испугался: из орбит

Глаза в разнос, в желудке пламень,

О чем-то пять минут молчит,

Потом: « Что было там, в стакане»?

Закинув в рот кусочек сала,

Культурно облизав мизинец,

Емеля хмыкнул: « Что, достала?

А это, брат, твой нам гостинец,

Не пил ни разу самогон?

Вот, познакомился с напитком.

Давай еще одну вдогон,

И не кривись так, не под пыткой.

Ни капли химии вот тут,-

Бутылку хвать за два момента,

– Сей стратегический продукт

Не терпит лишних компонентов.

Всю Менделееву таблицу

Перманганатом отбиваем,

Недельки две пусть отстоится,

Тихонечко переливаем.

А коль ценитель-привереда,

Такие тоже есть у нас,

Вопрос вдруг в монолог-беседу:

– Зачем в селе противогаз?

Ответь, Сергей, хоть ты не Гугл,

Ребята долго ждут ответа,

– В нем активированный уголь,

Сцедил продукт, и вони нету.

Последний штрих, оттенок вкуса,

Оттенок именно, не вкус,

Пределов нет тому искусству,

Судить я даже не берусь.

Боярышник, сирени почки,

Кора дубовая, имбирь,

Роз лепестки, с полей цветочки,

Вот, например, мы пьем «Сибирь».

Дедок кедровые орешки

Кладет в свою, раскушал бренд?

( В кафе гурманят сладкоежки),

Ну, наливай, интеллигент.

В бутылке быстро убавлялось,

(С такой закуской немудрено),

А настроенье поднималось,

И ощущенья незнакомы.

Все просто как-то, но конкретно,

Их разговоры без подтекстов,

В душе Сергея незаметно

Ребята занимали место.

От них теплее и добрее,

Не то, что городской бомонд,

( Есть подозренье: у Сергея

В мозгах наметился ремонт).

Мой друг, повремени с клеймешкой,

Махнуть рукой не торопись,

Тем более у них гармошка,

Вдруг откуда ни возьмись.

Что за деревня без гармони?

Сержант прошелся перебор

Как « За селом пасутся кони»,

– Послушай, Серый, наш фольклор.

Враз троица преобразилась,

Поддатых словно не бывало,

Двухрядка грустно выводила,

Ребята складно подпевали:

« Деревня моя, позабытая дальняя,

Горю от стыда я, прикрывшись рукой,

Растаял платочек июльского облака,

В кленовом плену ты лежишь над рекой.

Вчера ты кормила, деревенька-колхозница,

Сегодня по миру с сумою пошла.

Тебя возродить господа не торопятся,

У наших чинушей важнее дела.

От Южного моря к тебе им не хочется,

Лежат на песочке, бананы жуя,

Давно позабыли твое имя-отчество,

Святая вчера деревенька моя».

Сергей приятно удивился,

Еще сюрприз: чтецы-жнецы,

В ладоши хлопнул, поделился:

– И петь, как вижу, молодцы.

Мне песня вроде бы известна,

А вот слова, уж не судите.

– А это Ванька, парень местный,

Подогнал под реалити.

Прожектор местный перестройки,

Ему начальство- лопухи,

Читаем иногда в районке,

…Но тут проснулись петухи.

Сначала тонкий и хрипатый,

Всю ночь как будто с ними пил,

Рассвета сельского глашатай,

Про новый день провозгласил.

Его как запевалу ждали,

Взыграла вечная пластинка,

И в петушином « трали-вали»

Звучала светлая грустинка.

Ну вот будильники отпелись,

Прогнали нечисть от углов,

– А мы, однако, засиделись,

Сергей, запомни пару слов.

В лесу ты, дома, на работе,

Уж за совет не обессудь,

Чины и званья не в почете,

Главно, человеком будь.

Село что лакмус, индикатор,

Проявит все, как ни крути,

Не станешь ты « прихватизатор»,

Тогда с деревней по пути.

Народ здесь мудрый, хоть и серый,

Рентгеном продырявит сквозь,

И чтоб заладилась карьера,

Сомненья и опаски брось.

Всех не боясь и не стращая,

Но не спустись до простоты,

Тогда, тебе я обещаю,

В наши края вживешься ты.

Продолжение будет.

Пока все. Всем жизни, а не выживания.