Равняйсь! Смирно! Отбой, или поздравление в свободной форме

Все здравствуйте. Всех с праздником. Со временем пришел к выводу, что 23 февраля – народный праздник. Как и 9 Мая. Праздник всех россиян. Почему? С военнообязанными, то есть, у кого на руках военный билет, без вопросов. Родители родили, вырастили, воспитали защитника. Тоже понятно. И девчонки, которые ждут. А ждать и догонять, сами знаете. Зато, которая дождалась, с полным правом может примерить дембельский наряд своего парня. А девчонка в солдатском кителе, пусть китель на несколько размеров больше, бомба. Счастливая, красивая бомба мирного назначения с огромным поражающим фактором любовного действия. Ни одна крашеная «доска» подиума в своих блестках с ней ни в какое сравнение.

Тут внутренний голос с довольно-таки заметной иронией мне говорит:

 – Вообще-то, 23 февраля. Больше про мужиков надо. А ты опять девчонками увлекся. Не пора тормозить?

Да, так вот. В этот день чаще обычного каждый вспоминает свои два или три года. Все-таки, сегодняшний праздник почему-то ассоциируется, в первую очередь, со срочной службой. А у профессионалов свои праздники: день Танкиста, день Пограничника.

Вспоминают когда ровно. Когда с матом. А когда без слез от смеха не обходится. Вот один из таких случаев.

В учебке наш взвод учили на командиров отделений. Второй – на наводчиков-операторов БМП-2.

У них первые боевые стрельбы после разной муштры и теории. По такому случаю на полигон приехал комбат. Перед началом выполнения упражнения построил перед машиной весь взвод, тридцать с лишним курсантов. Каждому приказывал залезть на броню. Каждого окунал головой в люк башни, показывал один тумблер и говорил:

 – Это стабилизатор. Ни в коем случае его не трогать. Ваш «инструмент» вот: электропривод, чтобы целиться. Электроспуск, чтобы стрелять. Эта кнопка – огонь из пушки. Эта – из пулемета.

И, когда последний боец утвердительно кивнул, что все понял, и вернулся в строй, комбат у всего взвода еще раз спросил:

 – Всем все понятно?

 – Так точно, – дружно разнеслось по степи.

Стрельбы начались. Руководил ими командир взвода. Комбат ушел наблюдать за процессом с вышки.

Все по плану. Очередной курсант прыгает в башню. Люки закрываются. Движение на огневой рубеж. Короткая остановка – огонь из пушки. Движение, опять остановка. Опять пушка выплевывает порцию бронебойно-трассирующих. И в конце, уже километра за два от исходного рубежа, пулеметная очередь.

Следующий кадр занимает место наводчика-оператора. Пара минут, и курсант уже на огневом рубеже, за километр от исходной. Короткая остановка, но пушка молчит. Комбат, он почти все время на балконе стоял, ему с вышки по рации орет:

 – Курсант, почему не стреляешь?

 – Не могу. Комбат возле мишени.

 – Ты чего городишь? Какая мишень? Какой комбат?

Забегает внутрь, хватает бинокль. И только оптика показала ему причину «нестрелянья», командир батальона заорал еще громче. И без рации, наверное, можно было услышать:

 – Курсант, не стрелять. Слышишь? Отставить огонь. Не стрелять.

И кубарем с вышки.

Оказалось все просто. В первую очередь этот боец пощелкал тумблером, про который комбат говорил. Нельзя, но, ведь, интересно. И отключил стабилизатор. И во время движения давай башней во все стороны крутить, как своей бестолковой. И в прицел вместо мишени поймал вышку. Ладно, ума хватило не стрелять. Пушка-то автоматическая. Всем бы хватило. Но все обошлось.

А может, и не так все было. Так пацаны со второго взвода рассказывали. Нас в это время по другой программе гоняли.

Вспомнил эту быль – небыль, и возникла мысль. Может, кто из наших читателей  в комментариях поделится чем-то своим, скажем, неординарным. Было бы интересней.

Ну и напоследок на сегодня (а то уже к столу зовут) наше вам поздравление:

Защитников России поздравляем,

Любви, здоровья, денег и терпенья,

А тем, кто служит, одного желаем,

Чтобы стреляли только на ученьях.

Пока все. Всем жизни, а не выживания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.