Андреев хвост, Или вентилятор для коровы.

Все здравствуйте. Вот чем история с коровой закончилась.
До сих пор ученые не выяснили, каким способом или образом разносятся по селу слухи.
Разлетается молва. Конкретно наш случай. Напомню, конец восьмидесятых. Про
«забуксовавшую» корову знали дед Назар с внуком и тракторист Митька, приехавший на
помощь. Все. Поблизости никого не было. Мимо никто не проходил, не проезжал. Про
мобильную связь в то время никто понятия не имел. Откуда тогда про этот случай почти
сразу узнал председатель? Вопрос до сих пор без ответа.
Минут десять прошло с вызволения коровы из плена. За это время старый пастух успел
обмыть рану, густо обмазать солидолом ( у Митьки позаимствовал) и туго перевязал
тряпкой. Андрей, нарезав чилиги, счищал грязь с Беды. Митька все это время массировал
ей за ушами, уговаривал стоять спокойно. И тут подлетает на Уазике председатель
колхоза Лунев Василий Севастьянович. Мужик строгий, но справедливый, как в том кино.
И давай по Волге-матушке:
– Ну, рассказывайте, живодеры-вредители, что случилось? Кто разрешил над коровой
издеваться? Ты, дядь Назар, какой пример внуку подаешь? А тебя, Андрей, этому в
институте учат, хвосты коровам откручивать? Ты, Митька, доиграешься. Отберу трактор. В
разнорабочие пойдешь. Отличились, нечего сказать, – продолжал нагнетать председатель.
Подошел к корове. – Полюбуйтесь. Рогов нету. Хвоста теперь тоже нету. Да какой бык
теперь на нее посмотрит? В общем так, к утру чтоб хвост у коровы был. Не будет, за всю
животину из зарплаты вычитать буду, пока не рассчитаетесь.
И уехал.
– Нет, нормально? Хвост по цене коровы? – первым начал возмущаться Митька. – И как
это, чтоб хвост к утру был? Проволокой его прикрутить, что ль? А толку? Ладно, мужики,
поеду я. Работать надо. Давайте вечером встретимся, обмозгуем, что делать.
– Мить, ты не переживай. Это не твоя вина. Напротив, спасибо тебе, что помог. Я не
доглядел, мне и ответ держать, – сказал дед Назар.
Митька уехал. Дед с внуком загнали корову в тенек, под ветлу, где совсем недавно сами
нежились после обеда. Настроения не было. Старик переживал, что теперь будет. Андрей
корил себя за то, что, может, веревку неправильно привязал. Митька ведь говорил, что не
первый раз коров так таскают. Беда тяжело вздыхала, коротко мычала о чем-то своем и
косилась на свой «отрывок». Даже жвачку не жевала.
Примерно через час неспокойного молчания Андрей говорит:
– Дед, я придумал, как корове хвост приделать.
– И как?
– Долго объяснять. У тебя аккумулятор с «Запорожца» живой?

– Должен быть живой, хоть давненько я не выезжал никуда. Нужды не было. А зачем
тебе?
– Потом увидишь. Я тогда пойду готовиться, а ты Беду к себе во двор на ночь гони. Вот,
блин, сказал, даже не по себе стало. В смысле, инвалидку эту.
– Ладно, договорились. Иди. Бабке только скажи, чтоб не волновалась сильно. Поди, все
село уже об этом судачит. Хотя, если подумать, что тут такого? Ну, случилось, занесли
черти. Ну, оторвался хвост. Но он ведь у коровы не главное. Сколько я их с кроличьими
хвостами на своем веку повидал?…
Это начался уже разговор деда с самим собой. Андрей же напрямки, через полынник,
через тополя поспешил домой.
Опустим инженерно-технические подробности. Не будем утомлять читателя ночной
суетой в гараже деда Назара; дробными стуками молотка и гулкими ухами кувалды,
визгом точила, сыплющего искры, всполохами сварки.
Утро. Старый пастух и внук были дома, ждали председателя. Андрей еще до планерки
сбегал в правление, предупредил главу, что его будут ждать. А стадо погнал утром дедов
сменщик Кутюмов, тоже пенсионер.
Подъезжает Уазик. Открывается калитка. Председатель проходит на задний двор. Вдруг
видит корову и замирает. Среди двора, мелко дрожа, стоит его любимица. Через спину у
нее, где у лошади должно быть седло, на широком ремне с одной стороны висит
аккумулятор, а с другой, противовесом, шлакоблок. На хребте к хвосту, вернее, где он
должен быть, лежало что-то похожее на кардан. Тянулись провода. И вместо хвоста –
плетеный из тюковой капроновой веревки веник. У корня хвоста что-то тихо гудело, и
веник описывал полный круг диаметром метра полтора.
– И что это за кулибинщина? Продолжаете над коровой издеваться? Вчерашнего вам
мало? – пришел в себя председатель.
– Электрохвост называется, – отвечал дед Назар. Он решил все взять на себя. – Андрей
изобрел. Ты ведь сам вчера велел, чтоб к утру хвост был. Вот, принимай работу.
– Это больше на вентилятор похоже, – грустно улыбнулся Василий Севастьянович.
– Ну и что? – заспорил старик. – Ведь, разобраться, зачем корове хвост? Мух отгонять,
правильно? А этот Беду еще и обдувать будет. А это что значит? Это значит, что она и в
жару пастись будет. А это, в свою очередь, привесы и надои. Правильно?
Дед разошелся.
Председатель повернулся к Андрею:
– А ты чего молчишь, конструктор?

– Не успели закончить. Это, так сказать, черновой вариант. Еще день дайте, и мы реверс и
реостат поставим.
– Зачем? – Лунев скорее испугался, чем удивился.
– Реостат – регулировать частоту вращения. А реверс, чтобы хвост и в обратную сторону
мог крутиться. Коровы же им в разные стороны крутят. Вот и у Беды такой же будет.
– И тогда надо будет к ней отдельного человека ставить, чтоб включал-выключал все это
оборудование. Правильно я понимаю? – спросил глава хозяйства.
Андрей пожал плечами:
– Наверное. Но можно будет температурный датчик поставить. Например, температура
воздуха выше двадцати пяти, хвост сам начнет вращаться. В общем, как на машине в
системе охлаждения.
– Не надо, – поднял руки в верх Василий Севастьянович.
Председатель обошел корову. Хотел потрогать ноу-хау, но не решился.
– Да, намудрили вы тут, товарищи, – сказал он. Обратился к хозяину дома. – Дядь Назар,
ладно молодежь, но ты ведь в годах, знаешь меня. Понимать должен, что погорячился я
вчера. Лишку хватил. А вы вон как все дословно восприняли. А ведь такими
экспериментами корову и до инфаркта довести можно. В общем так, снимайте с нее все
это навесное оборудование. Ничего, без рогов обходится, и без хвоста привыкнет.
Смирнее будет. Ну а вы впредь…
И уехал, не закончив свою мысль. Хотя что тут говорить? И так все понятно.
Пока все. Всем жизни, а не выживания.